суббота, 14 февраля 2015 г.

Признание в любви.

 Всем привет.
 В честь дня святого валентина я тут решила сделать признание в любви. В любви к городу.
 Итак, поехали. Букв будет много.
 Ах, да. И фото. Фото фифти-фифти: мои и спёртые с паблика вконтактовского.

 «Мы любим снег»
 «Не хочу на юг»

 Именно так сегодня мне хочется начать своё нудное повествование о славном и старинном граде Томске, которому ныне уже 410 лет. (Не приведи вам бог, кстати, живя в этом городе, не знать года его основания: вас поднимут на смех даже где-нибудь на Череме или Спичке. Что вы в самом деле как с Новосибирска?) (Кстати, можно в качестве эпиграфа добавить цитату из чьего-то школьного сочинения: «Декабристов ждала гостеприимная Сибирь».)





 Да-да. Город немножко стар и потрёпан. Хотя как любой другой город он молодеет. Это вообще особенность всех городов: люди стареют, они молодеют. Правда, Томск молодеет несколько местами. От того становится похож на пёстрое лоскутное одеяло. Но вот помолодевшие места далеки от центра и мне сложно о них судить, просто потому как я там бываю столь редко, что вероятность увидеть там мой любопытный нос бесконечно мала и стремится к нулю. Там попросту для меня нет почти ничего интересного. Вам же, друзья мои, я предлагаю окунуться в романтичный и очаровательный флёр того Томска, что люблю я.

 Пускай город и находится где-то в Западной Сибири, но медведей по городу не держим (хотя нет, вру – как-то поселились у нас трое симпатичных деревянных мишек с совой в придачу). Да и с электричеством проблем нет. (Только с водоснабжением периодически.) У Сибирских Афин есть проблема с дорогами. (Дураков мы тут не держим: они сами рассасываются в инновационных веяньях города.) Впрочем, я сейчас не о том. Куда-то меня не туда унесло обломками асфальта, который тут называют дорогами.



 Итак, Томск. Иногда у меня складывается впечатление, глядя на какие-то отдельные места, улицы и дома, что город застыл вместе с десятком своих уличных часов во времени, как застывшее насекомое в янтаре. (И где-то там, вероятно в мифических томских катакомбах, законсервировано ДНК мамонта или, говоря языком хантов, ВСЕГО.) И вот этот-то самый консервант, самый сок, нас с вами и интересен.

 Если долго вглядываться в старые фотокарточки города, то они начнут вглядываться в вас. Тьфу. То есть если рассматривать старые фотокарточки видов Томска, разглядывая Томск нынешней, становится очевидным приход цивилизации. Дома, которые незаметно, крадучись, втираются в доверие, притираются на своих местах. Будто всегда здесь и были. ПробЛЕНИНА, в последнее время треплющая нервы всё большему количеству горожан… Но всё же самое сердце города – чудные деревяшки, «кружева» и куча университетов, институтов, училищ… В общем-то то, что делает Томск Томском. Это самое сердце не меняется.



 Да… Кое-что не меняется. Неизменные деревяшки (если только «неожиданно» не сгорают). Неизменные деревянные памятники архитектуры. И, конечно же, «кружева». Стоит отметить, что это - отдельная гордость города. Деревянные «кружева». На деревянных же домах. Зачастую эти дома даже отреставрированы. К несчастью для обитателей, зачастую только снаружи. (А это значит конфетка снаружи и не особо-то конфетка внутри – всё тут же бедлам и намертво вставленные окна, не предусмотренные для открывания.) Но тем не менее каждый томич, кого ни спроси, очень любит и гордится этими домами. И тем больше любит и гордится, чем меньше отношения к проживанию в таковых имеет. (Те, кто проживают, тоже малость гордятся: хоть чем-то в жилье можно гордиться.)





 В этом году, кстати, я наблюдала интересное явление: «кружева» в ледяном исполнении (как избушка у Лисы в той сказке). И впрямь, что может быть лучше? Добротные сибирские морозы, ветер со льдом (вместо снега) в лицо. И, конечно же, мороженное, намертво прилипшее к губе. А так – да. Так – жить можно.




 К слову о мороженном. Это то, без чего Томск последние лет 10 слабо представляется: «33 пингвина». Пожалуй, одно из лучших мороженных, что я пробовала. Как, в прочем, не представляю без шоколадной фабрики и «птички», без «Томского Пива», без ФК «Томь» (хотя терпеть не могу футбол, если честно). Есть ещё вещи, которые прочно ассоциируются с городом. Даже если их и не особо любят, как к примеру речку-вонючку Ушайку, не смотря на прекрасные легенды об этой реке. Эта река каждый год выходит (ВНЕЗАПНО, как снег зимой у коммунальщиков) из берегов и подтапливает (вот сюрприз-сюрприз) районы, расположенные в низине у реки. Зато любят уток, живущих на Ушайке круглогодично. Ещё утки обитают на Белом озере, но это не так интересно. Конечно же все помнят о «Детях лейтенанта Шмидта», команде КВН, полюбившейся многим. 


 Но всё же вернёмся к холодам и снегу. Обычно чего-чего, а снега у нас более, чем достаточно. Несмотря на то, что последние несколько зим нас баловали малыми снегопадами, и расслабляло власти, в этом году нас завалило по ж.... Ой. То есть снега было quantum satis. И внезапно оказалось, что надо убирать снег. А вот чем? Это сильно озадачило власти: техники-то не хватает. А возмущению горожан из-за обилия снега нет предела. Власти озадачились настолько, что негодование достигло ушей губернатора нашего (чуть не добавила отца-батюшки, простигосподи). Но, увы, ему не хватило ума, и он заявил городу что-то в духе: «Это же Сибирь и здесь со снегом всегда так. А если кому-то не нравится – езжайте на юг.» Впрочем, люди особо не растерялись, а стали вальяжно гулять с табличками «не хочу на юг». Хотя вот тут-то и пришла беда откуда не звали… Ээээ… Нет, я не то хотела сказать. Пришла нежданная «поддержка» к губернатору под самые окна белого дома. Его поддержали снеговики. «Чем больше снега, тем лучше!», «Снега много не бывает» , «Мы любим снег»,говорили они своими плакатами.


 И раз уж зашла тема о наших властях, а значит и о градоправителях, то стоит отметить интересную тенденцию: поголовные уголовные дела на мэров. Говорят. Кресло (и место, вероятно) мэра тут проклято. Проклятая мЭрская доля (тяну я трагичным театральным шёпотом, закатывая глаза).

 Ну а жители… а что жители? Ну люди, как люди. Есть коренные, есть приезжие. Которые из приезжих как перекати поле – там поживут, сям поживут, укатят куда ещё. Кто – осёдлые. Приехали и остались. Коренные же томичи – народец прелюботынейший. В основном достаточно добрый и забавный. Да и чувством юмора не обделённый: вспомнить хотя бы снеговиков. Можно даже сказать, что они почти как хоббиты. (Они даже свои за версту чуют за пределами малой родины, что делает их неимоверно счастливыми и гостеприимными.) Впрочем, я порою прямо таки настаиваю на том, что Томск – это как минимум Пригорье. У нас же реклама «Гарцующего Пони» по всему городу развешана! Да и название у улиц, навроде «Загорская» - самое что ни на есть хоббитанское. Хотя сами жители предпочитают верить, что здесь всё же было Лукоморье (хотя я вот думаю: одно другому не мешает же?). И если это так, то я даже подозреваю, где осела вечно блуждающая ИЗНАКУРНОЖ. Ну по крайней мере мы навсегда останемся Изумрудным городом. Этот-то факт не отобрать.



 Ещё следует заметить, что львиная доля, а точнее одна пятая, население – студенты. Это значит, что их концентрация на квадратный метр в учебный год просто зашкаливает. И только летом можно вздохнуть спокойно. Особенно в транспорте. А всё это от чего? А от того, что университетов тут (и иже с ними) здесь просто адская концентрация на квадратный километр. Естественно, среди ВУЗов полно конкурирующих фирм. Особенно некоторая упорная напряжённость наблюдается между Цитаделью Зла вашего покорного слуги (это СибГМУ, если что) и университетом (ТГУ) за право обладание первенством. Они всё никак не могут решиться: кто был раньше – курица или яйцо. Я же, как истинный адепт родной Цитадели, делаю ставку на неё.

 В этот раз к новому году у одного из корпусов ТГУ жила-поживала ёлка, которую наряжали студенты. В том числе игрушками-самоделками. А мне же очень хотелось сделать и повесить туда игрушку «череп-и-кости» с соответствующей табличкой (с приветом из меда). Но в этом году, увы, не срослось. Но я не теряю надежды. А ещё у главного корпуса ТГУ же «пасутся» сверкающие олени. И, глядя на них, я отчаянно понимаю, что они, олени эти, - символ современного студенчества. И эдакий тонкий намёк на их поведение шуганных (или не шуганных) оленей на сессии.





 В общем-то что? Город как город. Улицы, дома, люди… Белки. Белки? Ну да. Белки. Иногда даже может показаться, что они тоже составляют одну пятую населения. Но это всё враки. На самом деле их больше, чем жителей. У них своя белочная мафия. Они никого не боятся. И идя где-нибудь по Лагерному саду или по Университетской роще, можно запросто попасть в засаду, нарвавшись на приманку. А вырваться из окружения белой немного не просто. Ой, ну да. Вру. Не сложно. Но белочная мафия точно существует.


 А ещё немного поодаль от Лагерного сада, идя вниз кривыми улочками, можно попасть к дедушке Ау. Ну то есть, конечно же, в театр живых кукол «2+ку» к Владимиру Захарову. И очутиться в сказке. Мне кажется, что это то место, куда вам обязательно стоит попасть.

 Ещё можно было бы сказать, что от Лагерного есть выезд на трассу, что ведёт к конкурирующей фирме. То есть к Новосибирску. Не совсем понятно, что его так не любят (ну грустный индустриальный город, но с классным кукольным театром и метромостом). Но то, что его никто не любит – факт. Хотя от чего-то всё равно он весьма востребован.


 Если же оставить нелюбовь горожан к Н-ску, жутковатые сырые зимы, болота и тучи гнуса летом, то тут вполне себе можно жить. А если присмотреться, то это весьма добрый, позитивный и доброжелательный город, в котором полно милых названий: лампочка, резинка, «эндорфин». Как можно живя в городе, где есть эндорфин не быть счастливым? И как можно не полюбить этот город за задорный нрав и суровую контрастность улиц. Это некозможно – не влюбиться в него. Мне так кажется.


Комментариев нет:

Отправить комментарий